Художник Александр Гришкевич, (Минск)

Читателям Russian Art & Paris.
Из многих учителей, которые были в моей жизни, был один,
который и не был им в прямом понимании этого слова.
Но о двух вещах, возможно самых главных для меня, я услышал от него.
Первое. Твоя работа должна смотреться с большого расстояния. Поэтому композиционное решение должно быть ясным, четким.
Эскиз делай размером с этикетку спичечного коробка.
В этом размере уже должна читаться главная пластическая мысль.
Второе. В картине нет предметов. В картине есть компоненты.
Чашка и тень от чашки в картине равноправны. Сегодня для меня
тень от чашки имеет большее значение, чем сама чашка.

С уважением, Александр Гришкевич.

.
ХУДОЖНИК АЛЕКСАНДР ГРИШКЕВИЧ

У Максимилиана Волошина есть поэтические сравнения о том, что «художники – глаза человечества», «художник, прежде всего музыкант». У каждого художника, как известно, свой взгляд на мир, и в его душе звучит своя музыка. Вот и перед Александром Гришкевичем вырисовываются контуры совершенно иной картины мира, нежели та, которую привыкли мы видеть и звучит музыка, на которую откликается его душа. Эти свои ощущения художник и воплощает в своих живописных композициях. Он преобразует реальное в идеальное. Перед нашим взором встает образ Другого мира, который часто разительно отличается от привычного. Эти образы продукт иного самосознания, иных впечатлений и иного восприятия. И потому задача зрителя заключается в том, чтобы понять эту его «инаковость». Для того чтобы в какой-то мере приблизиться к постижению его мировосприятия, нужно понять то, как он осознает пространство и время, мир реальный и мир вымышленный, наконец, собственную личность. Самые различные аспекты художественной картины мира в конечном итоге прямо или косвенно взаимосвязаны, В достижении подобного синтеза коренится, на мой взгляд, сверхзадача, которую ставит перед собой художник. Это — лейтмотив его образно-художественного подхода. Этот подход далеко не всегда отчетливо осознается и ясно формулируется им. Подчас он остается скорее недостижимым горизонтом, к которому он стремится. Тем не менее, он всегда оставляет нам ориентир пусть даже и не всегда ясный, но помогающий выйти на путь понимания.                     Александр Гришкевич осознает, что он уже не в состоянии возродить хотя бы в относительной целостности мир, канувший в Лету. Подобное «вживание» неизбежно чревато искажениями и модернизацией. Поэтому в его работах все достаточно конкретно и ясно выражено. Художник на основе реальных зрительных впечатлений, строит свой идеальный мир. Этот мир стерилен и чист, его формы, световые и цветовые отношения выверены. Там нет места случайности и хаосу. Все подчинено авторской логике и гармонии. В этом идеальном мире нет места человеку, он не участник происходящего, он только наблюдатель. Этот мир при всей его реальности, фантастичен по своей внутренней природе. В нем, по воле художника, предметы обретают геометрическую структуру, оставаясь в то же время природными образованиями.
     В его композициях, несмотря на то, что они написаны в реалистической манере, цвет существует как бы сам по себе. Он самоценен в своей основе и воспринимается как самостоятельная реальность, несмотря на то, что ограничен контуром конкретных предметов. Четкие границы цветовых пятен предметных форм картины с различными тональными оттенками, где цвет приобретает самостоятельное звучание. У цвета есть фактура и глубина, он таинственно мерцает, усиливая ирреальность изображаемого. Поверхность картины обладает выразительными качествами, она создание художника, и наряду с цветом, является содержанием картины. В каждом конкретном случае, цвет для А.Гришкевича не просто краска, это нечто живое обладающее образным и поэтическим языком, то, что способно выразить существо художника, претендующего на звание живописца. И с этими изобразительными компонентами картины он импровизирует, компонует цветовые пятна, придает им формы, которые диктует ему его видение, его фантазия. Цветовые формы А.Гришкевича незыблемы и постоянны, в них нет проявления внешней динамики, но в них ощущается скрытое напряжение. В связи с этим очень значим для него и рисунок – линия, контур не в меньшей степени выражают его чувства, чем цвет. Композиции часто повторяются, но иное цветовое решение делает их другими по образному и эмоциональному восприятию. Перед его картинами мы вольны выдумывать свои образы, менять цветовое решение картины, преобразовывать элементы композиции. Но это уже будет наша фантазия, возможно весьма далекая от фантазии художника, но, тем не менее, навеянная его живописью.
     Холст — это пространство, в котором художник живет, отображая себя, свой мир, независимо от того, что он пишет. Живопись — это живое общение художника с поверхностью холста, переносящее его в иной мир, в другое измерение. Для А.Гришкевича основой живописного языка является двухмерная плоскость, разбуженная цветом и впечатлениями многообразной, многоликой жизни. Он рационален и строг, он не допускает стихийности и эмоциональной непосредственности художественного высказывания. Картина для него — это выход из трехмерного пространства в двухмерное. Чувство поверхности и чувство цвета — вот таинственные начала, определяющие талант живописца. Художник на поверхности холста, на этом малом пространстве переносит себя из макрокосма бытия в микрокосм картины. Игра оттенков, игра линий, плоскостей, различных форм, объемов, фактуры — все это присуще живописи А.Гришкевича. В этом заключена задача его искусства, но главным все же остается стремление сделать нас лучше, чем мы есть.

Доктор искусствоведения Валерий Жук
.

Александр Николаевич Гришкевич родился в г. Молодечно, Республика Беларусь, в 1961 году. Профессиональное образование получил в Минском художественном училище им. А.К.Глебова (1981) и в Белорусском государственном театрально-художественном институте, сейчас Белорусская Академия Искусств (1987). 1991-1994 гг. — стажировался в Творческих академических мастерских Академии Художеств СССР, под руководством академика М.А. Савицкого.  Член Союза художников Беларуси c 1996 г.
С 1984 г. участник художественных выставок.  Работы художника Александра Гришкевича находятся в Национальном художественном музее Республики Беларусь, в Музее современного изобразительного искусства (Минск, Республика Беларусь),  в Светлогорской картинной галерее (Республика Беларусь),  в Унечской картинной галерее (Россия), в фондах Министерства культуры Республики Беларусь.



.

  1. No trackbacks yet.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google photo

You are commenting using your Google account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s

%d bloggers like this: