Иконописцы Дробот, (Париж)

ИКОНОПИСЦЫ: ПРОТОИЕРЕЙ ГЕОРГИЙ ДРОБОТ И ГЕОРГИЙ ГЕОРГИЕВИЧ ДРОБОТ

Дробот Георгий Николаевич родился 2 ноября 1925 г. в Харькове. Сын Николая Трофимовича Дробота. Брат протоиерея Всеволодa Дробота. Отец иконописца Георгия Дробота и священника Андрeя Дробота После немецкого нападения на Советский Союз в июне 1941 г. был насильно вывезен в Германию, в Берлин как «Ost-arbeiter». В конце войны переехал во Францию. Окончил Свято-Сергиевский православный богословский институт в Париже. Женился нa племяннице митрополитa Владимирa (Тихоницкого). В 1952 посвящен в диаконы и в 1953 вo священники. Настоятель православного прихода в Моранже (департамент Мозель, 1953—1955), затем церкви Святой Троицы в Монбельяре (департамент Ду). Исполнял также в 1956-63 гг. обязанности настоятеля церкви св. Спиридона Тримифунтского в Рюэль-Мальмезоне (под Парижем). Протоиерей (1974). Член Епархиального миссионерского комитета. В 1960-е занялся иконописью, оформил храмы в Кламаре (под Парижем) и Мурмелоне (департамент Марна). Основатель иконописной школы. Подготовил многочисленных учеников-иконописцев (преимущественно во Франции). Член Общества «Икона» в Париже. В 1967 участник выставки современных икон, организованной на Сергиевском подворье по случаю 40-летия Общества «Икона». Выступал с докладами о русской иконе на собраниях Русского студенческого христианского движения (РСХД). В 1973 защитил в Католическом институте диссертацию на звание доктора богословских наук на тему «Иконография Рождества Христова». C 1963 пo 1988 гг. настоятель храма свв. Константина и Елены в Кламаре (под Парижем). С середины 1980-х гг. служил также в скиту Всех святых в земле Российской просиявших близ г. Мурмелон (Франция). C конца 1990-x гг. проживал в г.Страсбург (Франция). B 2003 г. митрофорный протоиерей. C 2004 г. нa покое. Скончался 4 ноября 2011 г. в “Pусском доме” в Сент-Женевьев-де-Буа под Парижем.

.

Сын Протоиерея Георгия Дробота, иконописец Георгия Георгиевич Дробот встретился с нами в своем ателье, во дворце Petit Palais, на авеню Уинстона Черчиля в самом центре Парижа. В этом помещении сейчас работает иконописная школа, основанная пол-века назад его отцом. Беседу с Георгием Дроботом и фоторепортаж Владимира Базана об этом островке русской культуры в столице Франции мы и предлагаем сегодня читателям “Russian Art & Paris”.

.

“Hаблюдаем удивительное разнообразие фиксаций тайн веры”.

   Интервью иконописца Георгия Дробота журналу Russian Art & Paris.

.
RA&P: – Георгий Георгиевич, иконописная традиция подразумевает непрерывное следование одному и тому же канону на протяжении многих поколений. Как стало возможно основание новой иконописной школы Протоиереем Георгием Дроботом?

Георгий Дробот: – Не верно говорить о новой иконописной школе. Это понятие свойственно историкам искусства, которые продолжают эволюцию стиля во времени и пространстве. Именно во времени и пространстве – современная иконопись не та же в США, в Европе и на Руси, или в Греции. Для иконописца подход совершенно иной: он стремится передать вековую церковную традицию (канон) невзирая на то, что опора будет византийская, русская или балканская. Подход не стилевой, а смысловой. Я имею в виду обманчивую форму, которая часто скрывает в себе прелесть, восторг, праздное умиление. Икона каноническая являет Образ святости, примера, истории человека, которого мы почитаем, потому что в своей жизни он воплотил правильное отношение, восхождение к тому, к чему призван человек – к вечной жизни в покое источника любви Господа нашего Иисуса Христа. Вот об этом по сути должна свидетельствовать икона. А что-бы достойно это спасительное наставление образно показать, веками отшлифовывалась каноническая мера, которой мы благочестиво прислушиваемся. Соборность руководит нашим творчеством во славу Господа, а не отсебятина и произвол. Стиль переживает постоянные изменения – главное быть в правильном молитвенном соотношении: Образ-Прообраз. А дальше, мы наблюдаем удивительное разнообразие фиксаций тайн нашей веры и церковной истории с прославлением полчища святителей. Иконописное письмо – как почерк: есть индивидуальные черты, есть исторически-национальные моменты: Балканы, Греция, Сирия, Египет, Русь – все православные страны, а сколько разных темпераментов. Так что главный мотив Протоиерея Георгия Дробота был в том, что бы свидетельствовать о Красоте Православной традиции, оказавшись в изгнании.
.
RA&P: – Кто принимал участие в создании иконописной школы?

Георгий Дробот: – Первые иконописные школы на Западе появились ещё в 30х годах. В 1925 году создается первое объединение в Париже – «Assotiation Icône», благодаря усилиям В.П.Рябушинского, Н.И.Исцеленова, Г.В.Морозова и других. В 50х годах к ним примкнули новые беженцы: Г.Круг, Л.Успенский и др. Мой отец также участвует в объединении, пройдя до этого учение у Пимена Сафронова в Риме. Первыми заказчиками были русские эмигранты и православные приходы, которые тогда скромно созидались. Надо отметить, что католики также с большим интересом приняли традиционную православную икону. В те годы контакты с РПЦ в СССР были сложными по понятным причинам. Сейчас, слава Богу, всё изменилось и обмен очень творчески развивается с Российскими иконописцами. Сюжеты, как и в древности, Богоматерь, Спаситель, Святые покровители и новопрославленные. Так же появляются иконы западных святых: Св.Франциск, Св.Тереза и т.д. В первую очередь надо уважать приснопамятное восхваление наших общих святителей (до раскола 1054года ), которые равно почитаются на Западе как и на Востоке мира христианского. Католическая церковь с тех пор прославила множество подвижников, которые могут достойно быть изображены на иконе. Но это правомерно лишь католикам. Православному народу не подобает молиться перед иконами западных святых.
.
RA&P: – Создание иконы это сложный технологический процесс. Насколько велика доля современных, в том числе синтетических материалов?

Георгий Дробот: – Иконопись по технологии строго соблюдает старинные приёмы: ведь они проверены веками! Применение современных материалов соблазнительно только для ленивых.
.
RA&P: – Древние иконы многократно переписывались. Как быть с определением оригинала?

Георгий Дробот: – В реставрационной практике была разработана технология расслоения. То есть каждый красочный слой переносится на новую основу, а не уничтожается (Институт им.И.Э.Грабаря, разработка В.Н.Овчинникова). При этом подлинный красочный слой может оказаться очень поврежденным. Лабораторный анализ позволяет определить разумность отслоения поздних записей.
.
RA&P: – В России, в настоящее время, идет процесс возвращения собственности РПЦ утраченной в советское время. Очень остро стоит вопрос о возвращении тех икон, которые находятся в музеях и требуют специальных условий хранения. Как Вы относитесь к возможности передачи икон из музейных собраний?

Георгий Дробот: – Икона является церковным объектом молитвы и почитания. Тогда она живет и приносит пользу верующим. Музей не её место. Смотрите замечательный шаг Третьяковской Галереи: Владимирская икона Богоматери перенесена в Часовню, и там теплится лампада, горят свечи, богомольцы свободно приходят со своими молитвами к этому прекрасному памятнику нашей истории.
.
RA&P: – Как Вы относитесь к идее проведения выставки современной иконописи?

Георгий Дробот: – По сути, икона не является объектом выставки, показа как любое произведение искусства. Однако, первое знакомство зачастую происходит благодаря выставкам. Возможно это разумно.
.
.

  1. No trackbacks yet.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google photo

You are commenting using your Google account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s

%d bloggers like this: