Художник Михаил Кочешков, (Владимир)

В зимнем Арт Шоу 2014 журнал “Russian Art & Paris” представляет нашим читателям четырех современных художников чье творчество заслуживает самого серьезного внимания как профессионалов, так и любителей изобразительного искусства. Мы продолжаем разговор об удивительном искусстве офорта. На этот раз вы познакомитесь с двумя мастерами офортного жанра: это экспонент Третьяковской галереи, московский художник Алена Дергилева и владимирский мастер, Заслуженный художник Российской Федерации Михаил Кочешков. Еще один художник из Владимира – Александр Егоров хорошо известен своими великолепными пастельными пейзажами. Брянский живописец Михаил Шмыров, много и талантливо работающий в широком жанровом и тематическом диапазоне.

.

*  *  *
Графика – искусство элитарное. Большие выставочные экспозиции размещают произведения художников-графиков в самых дальних залах. Черно-белое, в большинстве случаев, изображение; небольшой размер; неброский сюжет – считается, что все это не для массового зрителя. Очень может быть, но тогда естественен вопрос – а какой же зритель у художников-графиков? Кто он и чем отличается от остальных? Ответ на этот вопрос логично искать в природе самого графического искусства, в основе которого лежит черно-белая конструкция композиции. Являетси ли черно-белая модель окружающего мира его упрощением? С эстетических позиций – да, безусловно. Однако, искусство оперирует не только формой, но и содержанием. Давайте уточним – содержанием, несущим смысл. Запись содержания в форме абстрактной модели – будь то математика, будь то философия – для нас достаточно привычна и не вызывает мысли об упрощении. Абстрактная модель обнажает смысл. Именно на этом, во многом, сосредоточено искусство графики.

Для зрителя, знакомство с художником начинается с простого вопроса – что интересует этого художника в первую очередь. Рассматривая произведения Михаила Кочешкова, ответить на этот вопрос несложно – бытие как таковое. Давайте остановимся на маленьком офорте “Натюрморт со стулом”. По жанровой характеристике – это натюрморт в интерьере. Предметы, объединенные в свободно фрагментированной композиции, легко заменяемы – их внутренняя связь не формализована. Суть не в том, для чего эти предметы предназначены, а в том, что они существуют. Художник ищет ответ на вопрос: а что это значит – существовать? Что это такое – быть? В поле внимания не частный случай жизни отдельного предмета (что есть сущее?), но более фундаментальный вопрос – что означает, что сущее есть“? Обратите внимание на основную интонацию буквально пронизывающую всю композицию. Эта интонация – удивление. Не менее отчетливо этот мотив звучит в пейзажных работах художника (“В полях“, в живописных работах – “Стена, освещенная солнцем“, “Светлая осень“). Извечная человеческая жажда – понять и осмыслить бытие в целом, в качестве темы в изобразительном искусстве встречается редко. Эта тема сложна ввиду отсутствия явного и очевидного объекта изображения. В связи с этим, вполне логичным выглядит стремление художника преодолеть границы формального сюжета, переступить через сюжет, отказаться от сюжета вообще. Отказ от одного из инструментов (сюжет), компенсирует, а, часто и успешно заменяет, активная работа с другим инструментом – ракурсом. Панорама, которой Михаил Кочешков пользуется мастерски, даже в таком неожиданном для этого жанре, как интерьерный натюрморт (“В мастерской“). Фрагментирование (“Сараи под снегом”, “Суздальский мотив“). Низкий, характерный для монументальной живописи, горизонт (“В Муроме“, “Летние облака“). Неожиданный ракурс, то есть новый, непривычный взгляд на пространство в котором творится сущее – это и есть сюжет многих произведений.

Общество старательно низводит роль художника до функции “украшателя” интерьеров. Так было всегда и наше время не исключение. Лозунг – “сделайте нам красиво“ – сформулирован толпой, а в толпу художник вписывается плохо. У него другое жизненное пространство. В жизненном пространстве художника Михаила Кочешкова бытия больше чем сущего. Для познания сущего человечество накопило огромный инструментарий – от микроскопа до марсохода. Для постижения бытия нет других инструментов, кроме тех что даны каждому из нас от Бога. В этом смысле, художник Михаил Кочешков и зрители его произведений в равных условиях. Основная часть работы художника – видеть, чувствовать, понимать – доступна каждому зрителю. Разница только в том, что художник тратит на это гораздо больше времени. Как правило, целую жизнь. ©

by Russian Art & Paris
.

.

.

.

.

Advertisements
  1. No trackbacks yet.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google photo

You are commenting using your Google account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s

Advertisements
%d bloggers like this: