Художник Михаил Кабан-Петров, (Костерево)

Я никогда не жалел, что стал художником и мне не стыдно за свою профессию. Хотя никогда не мог принять то, чем занимаюсь, просто за профессию – здесь что-то другое. Я начинал, как и все, с простого желания научиться рисовать. Мне, как и многим, знакомо то необъяснимое волнение, возникавшее от ощущения бездонности искусства. В селе, в котором я родился и рос, не было ни студии, ни художественной школы, поэтому до всего доходил сам. Я балдел от запаха масляных красок и от запаха редких альбомов по искусству. Вместо кубов и пирамид я рисовал и писал как умел все, что меня окружало – портреты близких, домашнюю утварь, грачей и нашу речку. И вообще никогда не считал профессионализм критерием в оценке. Профессионализм  – это хорошо…, и я согласен с тем, что лучше, когда он есть, чем, когда его нет, но в глубине своей художник должен оставаться дилетантом, без этого профессионализм  мертв.

Так получилось, что в моей «учебной» жизни не было «учителей». То есть тех, кто тебя непосредственно научил бы видеть и мыслить. Были любимые художники, которых постепенно открывал и у которых учился. В юные годы по-настоящему «переболел» Михаилом Врубелем и позже Виктором Попковым. Если говорить о влияниях и пристрастиях, то нужно говорить  об искусстве вообще. Первым фильмом Тарковского, который я посмотрел, был «Солярис». Другого слова, как потрясение, подобрать не могу. Я ничего еще не знал о режиссере, мало что знал о кино, но то свое состояние помню до сих пор – состояние ошарашенности, когда все во мне перевернулось. Подобное было при соприкосновении с поэзией Бродского, буквально с первого стихотворения. Список «духовных братьев» может быть очень длинным, но вернусь к Андрею Тарковскому. Именно его я и мог бы назвать своим «учителем», ибо воздействие его творчества было более, чем значительным и во многом повлияло на мое мышление.

Не могу сказать, что считаю себя до конца сложившимся художником. Меня больше волнует я-завтра, нежили я-сегодня или я-вчера. Я очень люблю свое дело и сейчас вне творчества себя не мыслю. В работе люблю процесс как таковой. Особенно срединную его часть, когда ты уже оттолкнулся от первоначального замысла и сама работа начинает вносить корректировки и вести тебя к конечному варианту. То есть, в итоге всегда получается немножко не то, немножко другое. Поэтому к творчеству отношусь, как к чуду. В том, что пишу или собираюсь написать, вижу прежде всего Явление.  Явление-Хлеб, Явление-Лодка, Явление-Воздух, Явление-Ветер и так далее. Вообще художнику всегда трудно, да и нет смысла, объяснять свои работы. Живопись, подобно музыке, действует на подсознание почти мгновенно – нравится или не нравится, трогает или нет…

Михаил Кабан-Петров, художник.

.

.

Работы художника Михаила Кабана-Петрова

В живописи «все находится на градусе
исчезновения реальности и возвращения к ней».
Ю.Б. Норштейн

Природа пластического языка живописи невербальна, если картину можно описать словами, то это плохая картина. Работы художника Михаила Кабана-Петрова описывать просто не имеет смысла. Будучи чрезвычайно лаконичными по форме, они вовлекают зрителя в безудержный поток ассоциаций, аллюзий, метафор, пересечений с мирами иных искусств. Сам автор понимает свое творчество как реализм, предметный мир является незыблемой сюжетно-тематической опорой его произведений. Однако движущим мотивом  творчества художника является не изображение, а выражение глубоких, многогранных, неоднозначных, исполненных противоречиями человеческих переживаний.
•  Неизбежность конфликта материи и духа сообщает работам напряженный драматизм при видимом отсутствии действия. В работах Кабана-Петрова создается пространство переживания, присутствует живопись чувств, и даже страстей. Сухой лист, яблоко, лодка, дорога присутствуют как объект изображения и рефлексии.  В основе сюжетов картин пребывание предметов в пространстве и времени. В работах время может длиться по-разному. Цикл работ «Сплошная» (2011) – об асфальте под колесами движущегося автомобиля. Натюрморт «Зной» (2011) вязко длит полуденную дрему. Натюрморт «Перчатка» (2011) о том, как перешагивая через лужу, замечаешь, что кто-то обронил.
•  Художник смело оперирует пространством, то сжимает космос до размеров холста, то увеличивает микромир до тех же габаритов. Пространственно-временной континуум выстраивается в циклах работ. Циклы  «Доски» (2011), «Русская тема» (2011) касаются острейшей проблематики современного мироощущения, переживание изменения картины мира, сопряженного с неизбежными потерями и неизбывным желанием их избежать. Оба цикла объединены сквозным мотивом – изображением яблок на столе, и своеобразной цветовой и композиционной «рифмовкой», непрерывной ритмической организацией картинных плоскостей.
•  В 1970-е изобразительное искусство вошло в тесный контакт с кинематографом. Кино в это время обретает своего художника, который  начинает строить каждый кадр и их пленочную череду по законам станковой живописи и делает их предметом созерцания. Живопись долго находилась в поиске способов передачи движения и прочих, присущих акционизму приемов. Но у изобразительного искусства есть одно решающее преимущество  – оно владеет молчанием. Вспомним – «чем больше пауза – тем больше актер». Живопись – это пауза времени и пространства. Художник Михаил Кабан-Петров осваивает этот удивительно действенный прием, он держит паузу, давая зрителю шанс в тишине искусства осознавать нечто важное и неизменно сущее.

Ирина Маршева, искусствовед,
член Союза художников Российской Федерации

.

.

*  *  *
Сложность в оценках и восприятии современной живописи связаны во многом с ориентацией зрителей и критиков на общепризнанные художественные течения и каноны. Оценочная шкала, таким образом, прилагается к настоящему из прошлого. Грубо говоря, определение – “как должно быть“, вольно или невольно выстраивается исходя из того “что было“. Было бы интересно задать арт-критикам вопрос, а каким им видится изобразительное искусство будущего? И нельзя ли также получить оценку современной живописи исходя из критериев будущего, а не прошедшего времени? Сама постановка вопроса выглядит риторической только на первый взгляд – пример с пустыми клеточками таблицы Менделеева наверное известен каждому. Что же мешает? Возможно, устоявшийся в социуме взгляд на искусство, как на одну из разновидностей сферы обслуживания, что подразумевает следование эстетике сегодняшнего дня. Это неверно. Обслуживанием эстетических потребностей изобразительное искусство не занимается. Его задачи и проблематика располагаются совсем в другом поле. В качестве иллюстрации давайте посмотрим на творчество одного из современных мастеров.

В перевернутом мире художника Михаила Кабан-Петрова все очень похоже на правду. Перевернутая лодка, которая никуда не плывет потому, что на дворе зима (“Лодка“). И настанет ли когда-нибудь оттепель, а вместе с ней и чистая вода по которой можно плыть, никто не знает. Может быть оттепель никогда не настанет и лодка не поплывет никогда. Это неправда? Дверь, примечательная тем, что она закрыта (“Дверь“). Из-под двери пробивается свет – там кто-то есть, там люди, там жизнь, там “…опять не спят. Может пьют вино, может так сидят.“ (М.Цветаева). Но мы с вами, и зрители, и сам художник, по эту сторону двери. Удастся ли нам попасть туда где свет? Может быть да, может быть нет. “Зной“, где ощутимо присутствуют двое, хотя их и нет на картинной плоскости, а от окружающего мира осталась только полоса раскаленного света, пробивающаяся из занавешенного окна. Там нет жизни, только пустота зноя. Жизнь здесь, в этой комнате и то, что мы видим – ее фрагмент. Фрагмент, переосмысленный в живописном пространстве холста. Что же это за живопись? В чем ее суть? Прежде всего в этой удивительной правде, обладающей бесценным для искусства качеством – уникальностью, как уникален Парфенон, несмотря на изобилие мрамора.

Живопись М. Кабан-Петрова далека от символизма, в ней нет набора метафор. Природа этой живописи глубоко национальна – Дионисия в этих холстах больше чем Сезанна. Стилистика картин М. Кабан-Петрова ассоциируется с черно-белой “графикой“ романов Достоевского. “Реквием“, выполненный в неожиданной для живописного произведения форме “негатива“, “Молитва“, с трагическим красным колоритом и, не менее трагическая “Стена“, проявляют и внутреннюю, духовную связь с основными темами Достоевского.

Реализм восприятия окружающего мира, понимание этого мира как объективной реальности материализуется в живописных размышлениях о содержании и смысле этой реальности. То, что мы видим в произведениях Михаила Кабан-Петрова, это не только взгляд со стороны на нашу сегодняшнюю действительность, но и взгляд на нее из другого времени. Взгляд из будущего. Таким будет выглядеть наше время, та его часть, которая вошла в поле зрения художника, глазами зрителей будущих поколений (и примкнувшим к ним арт-критиков).  ©

by Russian Art & Paris

.

1966 – родился в с.Решёты, Новосибирской области.
1983-90 – учеба в Новоалтайском художественном училище.
1984-87 – служба в ВМФ СССР.
1996 – окончил МГАХИ им. В.И. Сурикова, 
Мастерская станковой живописи В.М. Сидорова.
Член профессионально-творческого Союза художников России.

.

gallery-b-2
.

.

.

.

.

Advertisements
  1. No trackbacks yet.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s

Advertisements
%d bloggers like this: